Ужасы материнства, или Почему я ненавижу своего ребенка

«Я ненавижу своего сына, я его не просто ненавижу, а ненавижу всем сердцем.Ему 14 лет, он учится плохо с первого класса; постоянно плохо себя ведет, огрызается с учителями, срывает уроки, посылает всех на три буквы (учителей).

Ворует, не только дома, но и в школе, сказал что не будет учиться…Нас постоянно просят посидеть дома, потому что уроки делать невозможно.И это началось еще в детском саду, сначала он плохо себя вел, а в школе стало гораздо хуже».

Запрос «я ненавижу своего ребенка» популярен в поисковиках, это не редкость. Многие матери единично или же в системе сталкиваются с неспособностью…. принять непохожесть другого человека, в данном случае – собственного сына.

Все это происходит от того, что сама мать в свое время испытала на себе этот опыт – когда уже ее родители не могли принять ее такой, какая она есть. Очень вероятно то, что они от нее требовали быть послушной, трудолюбивой;

И вообще ждали, чтоб она своим примерным отзывчивым поведением продемонстрировала миру: мы – хорошие родители, раз воспитали такого приятного для всех человека. Однако живой ребенок так или иначе отклоняется от заданного образа – хотя бы своей слабостью, неспособностью что-то достичь, уж не говоря про то, что он может пребывать в дурном настроении и чего-то не хотеть.

Все эти нежелательные явления можно отрезать, пригрозив ребенку отлучением от любви. И чем в более авторитарной системе растет ребенок, чем больше нетерпимости по отношению к нему, тем больше вероятности, что ребенок вынужден будет подстроиться.

В чем главная проблема материнства?

В 2017 году в сети появилась статья: Счастье материнства или «Хочетс уйти в окно».

Очень быстро она стала темой сетевых дебатов. Статья не статья, скорее журналистская подборка в ЖЖ реальных и страшных историй молодых мамочек, которые делятся с «друзьями по несчастью» болью жизни и мыслями обо всем этом в одной из групп в «Контакте».

В каждом посте, в каждом обращении мы видим и слышим тему одиночества и упрек, что никто не помогает, никто не поддерживает. Раньше женщину на стадии освоения материнства поддерживала большая семья. Сейчас по-другому. Либо родственники далеко, либо отношения с ними ужасные, либо просто нет доверия.

Это наша современная реальность: близкие – они неблизкие. К ним нельзя обратиться за поддержкой ни физической, ни эмоциональной.

— Есть ли какие-то факторы в жизни женщины, которые могут спрогнозировать тяжелое проживание материнства?

— Здесь множество факторов: то, какая у женщины чувствительность, была ли она любима / нелюбима в детстве, желанный /нежеланный у нее ребенок, каковы отношения в браке, как проходила беременность и даже какова история родов, не говоря о послеродовом периоде восстановления.

Предлагаем ознакомиться:  Базовый гардероб для офиса:Идеальный гардероб

То есть каждый раз здесь – своя история. И для каждой женщины — индивидуальные способы помощи. Одной не справиться, надо говорить о своем отношении к ребенку с теми, кто может помочь, со специалистами. Ведь крик в соцсетях — просто выплеск эмоций.

Но то, что больше половины женщин переживают материнство, как описано в этой статье, — это факт. Если женщина ярко переживает жизненные кризисы, она и появление ребенка будет кризисно переживать.

Ведь на самом деле эти ужасные истории – не про «материнство», не про женщин, а про одиночество, неподдержку, когда нет никого рядом или тебя не слышат, не видят.

Это история даже не про детей, она – про отношения людей.

Но говорить мне как психологу в формате интервью о том, как помочь некой маме, которая «ненавидит своего ребенка» — будет непрофессионально. Здесь маме нужна не лекция, не исправление ее «ошибок», даже не советы.

И важно, чтобы мама была готова, сама хотела бы этого. Отважилась не просто крикнуть в сети о своем ужасе материнства (и потом, может быть, забыть об этом), но и решилась на серьезное исследование: почему у меня так?

А разве у него есть выход?

«А правильно ли я поступаю?» Только опыт нетерпимости, пережитый в детстве, заставляет так же оголтело выстраивать живое, родное существо под неосуществимые ожидания… И только опыт собственного страдания от ежечасного подавления себя – настоящего, естественного – заставляет ненавидеть собственного ребенка за то, что он всеми правдами и неправдами пытается сохранить свою личность от переделки… На войне как на войне…

И все же стоит признать, что если ребенок не становится невротиком, т.е. не встраивает себя в предлагаемую картинку в угоду значимым людям, то это значит, что у него уже есть ресурс выдерживать свою «плохость».

Женщин обманули – женщины негодуют

К  разговору подключается Михаил Бурмистров, преподаватель философии, глава семейства с одиннадцатью детьми.

— Интрига ситуации, которую мы наблюдаем в соцсетях, где и появилась эта статья про ужасы материнства, незамысловата: она возникает при столкновении установки, что материнство – это непрекращающийся поток счастья и happy parents – с реальной жизнью.

Все эти бесконечные обложечные и рекламные картинки, на которых мама кормит кашкой, ухаживает за нежной кожей младенца, где счастливые родители склоняются над колыбелькой с посапывающим карапузом – это образы, сформированные масс-медиа, живут в сознании людей своей самостоятельной жизнью.

Несовместимость образа реальной жизни и того образа, который сформирован, порождает сильные переживания, иногда трагического характера. Люди, выливая в своих текстах в соцсети свои переживания, испытывают своего рода наслаждение от разрушения прежнего шаблона.

Предлагаем ознакомиться:  Почему у бывшего мужа ненависть ко мне

Когда ничто человека к материнству не готовило, когда в голове есть лишь счастливая картинка, не удивительно, что, оказавшись внезапно ввергнутыми в опыт, воображаемое придет в жесткое столкновение с действительностью.

Дело даже не в том, что мы живем в эпоху общества потребления. Дело здесь еще и в переживаниях. Люди, которым рекламируют продукт, привыкли к оправданию ожиданий. Привыкли, что шампунь действительно окажется особо хорош, и волосы будут шелковистыми, а йогурт божественным на вкус.

Они хотели купить картинку из журнала, а в результате им подсунули реальную жизнь. Вполне естественно, что это вызывает резкие отрицательные эмоции.

Человек уверен – счастье «обязано быть»

— Поговорим о роли мужа. Екатерина сказала про главную глубинную причину «ужасов материнства» – одиночество женщины в неожидаемых трудностях. Но разве не муж – первый помощник? Разве не от него женщина ждет поддержки, и даже не в том, чтобы он с ребенком помог, а чтобы вник в ее страдания, посочувствовал.

— Мне кажется, что тема плохих мужей здесь достаточно второстепенная.

И потому он получает по полной программе, в его лице сама жизнь получает такой счет.

Естественно, отношения супругов — важнейшая тема. Естественно, от участия или неучастия отца зависит очень многое, особенно в такой важный период как появление детей. Но в данном контексте мне кажется важнее другое  – неготовность многих современных людей, и мужчин, и женщин — к материнству, отцовству, семейным отношениям.

И тут можно отметить два важных момента. Первый – отсутствие опыта, примера.

Второй момент – влияние системы образования. Все  закладывается с детского сада и школы. Все воспитание направлено на то, чтобы дети хорошо учились, получали хорошие отметки, проявляли лидерские качества, соревновательность, получали как можно больше бонусов и призов. Эта линия мощно формирует жизнь и девочки, девушки, юной женщины.

И эта же линия подрезается под корень, когда рождается ребенок и женщина вынуждена сидеть дома, выпасть из профессии, выпасть из команды ровесников, которые в это время тусуются в офисах, клубах, путешествуют, вкушают все радости молодой жизни. Она оказывается один на один с маленьким, непонятным, вечно орущим и чего-то требующим существом.

Ужасы материнства, или Почему я ненавижу своего ребенка

Естественно, это вызывает огромный стресс. А с другой стороны, помимо этого выпадения из жизни, довольно скоро обнаруживается фиктивность представлений о семейной жизни.

Когда покупаешь какой-то товар, то рассчитываешь на то, что это, например, масло, а не что-то другое. А если выходишь замуж и рождаешь ребенка, то ты бесплатным пакетом должна получить и счастье.

Здесь главная проблема и сосредоточена: человек уверен, что имеет право на счастье, оно обязано у него быть.

Но то, что счастье — это вещь другого рода, что оно приобретается на других путях и другим образом, этого многие молодые люди не понимают. Ведь семейное счастье ­– это не продукт, его не купишь в магазине, не закажешь по Интернету.

Предлагаем ознакомиться:  Три легких шага к разрешению конфликта Клиентский сервис

Повод всем задуматься

— Что же такое — семейное счастье?

— Наверное общей формулы нет. Но в любом случае — это большой путь и большие труды.

Ужасы материнства, или Почему я ненавижу своего ребенка

Тексты, послужившие отправной точки для ваших вопросов – сигналы глубоких перемен в области семьи, семейной жизни, о чем мы много лет говорим и пишем с Екатериной. Весь институт семьи находится в очень серьезной ситуации трансформации.

Из области само собой разумеющихся вещей материнство вышло в другие пространства. Люди теперь прилагают огромные усилия (читают литературу, ходят к специалистам), пытаясь как-то наладить, исправить, сделать хоть что-то с тем, что, казалось бы, должно само собой включаться у каждого человека, в каждой семье.

Человек, получивший травму нелюбви, не может отдавать в ответ любовь.

Он может притвориться, что любит, он может сыграть, имитировать, но любить ему трудно, ибо он не любит себя. Одновременно он усваивает послание от мира (а мать в раннем детстве для ребенка – это Мир), что он опасен, недоволен им, и хочет кого-то другого – хорошего – вместо него, плохого.

  • Такой человек в любых близких отношениях будет чувствовать угрозу, будет их избегать, или напротив, будет подавлять партнера, чтоб лучше контролировать свою тревогу – ведь в его картине мира партнер рано или поздно причинит ему боль…

В общем, все повторится снова. А у матери, помимо «наследства» – подстройка-себя-под ангела, которое она получила и невольно воспроизвела с собственным ребенком, есть еще и неосознанный гнев на него – ей-то когда-то пришлось подчиниться, а он, негодяй такой, упирается, не хочет… Принять ребенка таким, какой он есть, не пытаясь исправить его под свой идеал можно только одним путем.

…Вспомнить трагедию собственного детства и, по отношению к калечившим ее фигурам из прошлого сделать то же самое, что делает ее сын сейчас – послать их куда подальше с их неосуществимыми фантазиями относительно себя…

Вспомнить о том, чего хотелось ей самой, а не этим большим дядям и тетям…

И, наконец, позволить себе то, о чем невозможно было и помыслить – не соответствовать чьим-то идеалам (тем более что по факту это все равно так и есть). Это требует мужественного признания своей ответственности за происходящее с сыном, и признание ответственности других людей за то, что они сотворили с нею когда-то.

«Невозможна никакая свобода… где недостает сознания.Парадоксально, но сознательность приходит обычно с опытом страдания; ну а бегство от страдания и есть та причина, почему мы нередко предпочитаем оставаться в тесных, но таких привычных старых башмаках….

Оригинал

Оригинал

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector